ФНС разъяснила новые правила проверок бизнеса

ФНС России 31 октября подготовила письмо, содержащее описание нового подхода к проведению проверок бизнеса. На сайте ФНС письмо еще не опубликовано, но его можно найти в правовой системе «Гарант». Новые правила обусловлены вступлением в силу в августе поправок в Налоговый кодекс, впервые установивших признаки незаконных схем ухода от налогов. Приведение этих правил в исполнение может привести к повороту в практике взаимодействия ФНС и бизнеса, считают опрошенные РБК юристы.

История вопроса

До августа 2017 года в Налоговом кодексе не было прописано ясных правил, разделяющих законные и незаконные методы оптимизации налогов, а ФНС для доказательств ухода бизнеса от налогов использовала понятие необоснованной налоговой выгоды. Концепция необоснованной налоговой выгоды была введена в практику постановлением пленума Высшего арбитражного суда (ВАС) от 12 октября 2006 года. Соответственно, арбитражные суды исследовали собранные налоговыми органами доказательства и определяли, насколько они соответствуют критериям, установленным ВАС.

После вступления в силу новой ст. 54.1 Налогового кодекса оставался открытым вопрос — в какой мере налоговые органы будут использовать правила, выработанные пленумом ВАС. Ответ прозвучал: в своем письме ФНС прямо указала, что правила, отраженные в постановлении пленума ВАС и развитые многолетней судебной практикой, к новым налоговым проверкам больше не применяются. Ст. 54.1 применяется в отношении налоговых деклараций, поданных после вступления статьи в силу, то есть после 19 августа, а также выездных проверок и проверок полноты исчисления и уплаты налогов, назначенных после этой даты.

Главное — реальность сделок

ФНС назвала четкие основания, при которых возможны налоговые претензии к предприятию. Главное из них — нереальность исполнения сделки контрагентом первого звена, то есть именно тем контрагентом, с которым у предприятия заключен договор. Территориальные инспекции ФНС теперь станут уделять особое внимание сбору доказательств, опровергающих реальность спорной сделки: для этого нужно, например, доказать, что обязательство по сделке исполнено другим лицом, а не тем, которое является стороной договора, или выполнено проверяемым налогоплательщиком самостоятельно.

В письме также отмечается, что исполнение сделки иным лицом (не тем, с кем заключен договор) ограничивает право предприятия на учет расходов по этой сделке. Но передача исполнения обязательств по сделке не вызовет подозрений, если такая возможность изначально предусмотрена договором либо допускается законом.

«Есть определенные Гражданским кодексом РФ случаи, которые предусматривают передачу прав по сделке без согласия партнера, например цессия», — поясняет руководитель налоговой практики юридической группы «Яковлев и партнеры» Екатерина Леоненкова. Кроме того, привлечение третьих лиц можно предусмотреть заранее в договоре. Но в любом случае передача прав по сделке должна иметь ясную бизнес-цель, предупреждает юрист.

«Если на расчетный счет контрагента первого звена поступают денежные средства от продажи стройматериалов, а расходуются со счета средства на закупку постельного белья, возникают обоснованные сомнения в том, что контрагент передал исполнение по сделке надлежащему лицу. Внимание будут обращать и на условия договора. В соответствии с некоторыми договорами контрагент первого звена обязан оказать услуги лично. Это исключает передачу исполнения третьему лицу», — добавляет директор группы налоговых споров КПМГ в России и СНГ Антон Зыков.

По словам руководителя группы разрешения налоговых споров Goltsblat BLP Александра Ерасова, негативным последствием использования новых правил станет существенное увеличение сумм доначислений по налогу на прибыль. «До сих пор при реальных сделках налог на прибыль доначислялся только на сумму превышения стоимости товара по сравнению с рыночной ценой. Теперь расходы будут в полном объеме исключаться при расчете налога на прибыль», — считает Ерасов.

Доказать умысел

Налоговое ведомство подчеркивает, что в ходе проверок следует собирать доказательства умышленных действий руководителей и учредителей компании, нацеленных на уход от налогов.

Для доказательств умысла в действиях руководителей и учредителей налоговые инспекторы прежде всего должны выявить схему уклонения от налогов. Некоторые из этих схем указаны в письме ФНС. Это, в частности, «дробление» бизнеса для применения льготных налоговых режимов малого бизнеса и использование трансграничных операций с применением «транзитных» компаний.

Данный перечень не является исчерпывающим. «В зависимости от характера хозяйственной деятельности налогоплательщика, а также конкретных обстоятельств осуществляемых им операций (сделок) налоговыми органами в ходе контрольных мероприятий могут устанавливаться иные обстоятельства», — предупреждает партнер TertychnyAgabalyan Марат Агабалян.

«Если налоговый орган сможет доказать умысел в действиях налогоплательщика, то сумма штрафа будет рассчитываться исходя из 40% от суммы неуплаченных налогов. Это существенный минус для бизнеса», — полагает Леоненкова. При неуплате налога вследствие ошибки размер штрафа в два раза меньше (20%), напоминает она.

Хорошая новость — в письме указано, что участие аффилированных лиц в сделке само по себе не является доказательством незаконной схемы. Ранее ФНС придерживалась мнения, что участие в сделке аффилированных лиц является важным доказательством ее незаконности. По мнению Агабаляна, если этот подход будет реализован на практике, то произойдет поворот в практике взаимодействия налоговых органов и бизнеса. Участие аффилированных лиц в числе контрагентов до сих пор практически всегда рассматривалось налоговиками как «отягчающее обстоятельство».

Доказывая умысел на неуплату налога, инспекции опирались в основном на аффилированность организаций, участвующих в сделках, подтверждает Зыков. Но проблема заключается в том, что при определении круга аффилированных лиц налоговые органы иногда выходили далеко за пределы закона. Это приводило к штрафам даже в тех случаях, когда у сделки была ясно обозначена деловая цель. «В нашей практике был случай, когда контрагенты были признаны аффилированными на том лишь основании, что ранее между ними были заключены долгосрочные договоры займа и договоры аренды», — рассказывает Зыков. Отказ от такой практики положительно повлияет на взаимодействие бизнеса и налоговых органов, считает юрист.

Подробнее на РБК:

http://www.rbc.ru/economics/09/11/2017/5a042b449a79478a6747d564?from=main

Вернуться к списку новостей